История стартапа Mosqitter | robot_dreams
Для отслеживания статуса заказа — авторизируйтесь
Введите код, который был выслан на почту Введите код с SMS, который был выслан на номер
 
Код действителен в течение 5 минут Код с sms действителен в течение 5 минут
Вы уверены, что хотите выйти?
Сеанс завершен
На главную
«Вдохновляемся подходом Tesla, когда software-надстройка создает ценность продукта»: история стартапа Mosqitter

«Вдохновляемся подходом Tesla, когда software-надстройка создает ценность продукта»: история стартапа Mosqitter

От укусов комаров ежегодно гибнет более 1 млн человек. Украинцы создали устройство для защиты от них

Mosqitter — инженерная компания с R&D-офисом и производством в Украине и штаб-квартирой в США. Стартап разрабатывает девайс для борьбы с насекомыми-вредителями без использования химикатов и пестицидов, которым можно управлять через мобильное приложение. В настоящее время устройства работают на 4 континентах и в 10 странах, среди которых США, Бразилия, Индия и Украина.

О масштабности проблемы с укусами насекомых, многочисленных экспериментах «в полях», поиске системного решения и принципах работы девайса нам рассказала команда Mosqitter: CEO Анастасия Романова, CTO Андрей Мушаков и COO Ольга Дячук.

(слева направо): CEO Анастасия Романова, CTO Андрей Мушаков и COO Ольга Дячук

— Как и когда возникла идея Mosqitter? Какая история стоит за продуктом?

Анастасия: Идея возникла в 2018 году. Я была во Флориде, а там только закончилась очередная вспышка болезни Зика, которая передается через укусы комаров. Мы в Украине привыкли, что комары нас раздражают, однако это только вопрос комфорта, а не здоровья. Но, как выяснилось, в мире это глобальная проблема.

Ранее болезни, разносимые насекомыми, были типичными скорее для африканских и азиатских стран, в зоне риска находилось около 10 % населения мира. Сейчас на фоне глобального потепления география опасности расширяется на Европу и Америку — и охватывает более половины мирового населения.

Приведу несколько цифр. С 2008 года количество инфицированных болезнями Зика и Чикунгунья выросло на 700 % — до сотен миллионов случаев. Ежегодно от этих болезней погибает более 1 млн человек.

Ольга: В прошлом году министр иностранных дел Украины пригласил нас присоединиться к его африканскому турне. Одно дело, когда ты читаешь статистику, а другое — когда чувствуешь проблему на себе. Неважно, где ты — в дорогой гостинице или на улице, маленькое насекомое может тебя укусить и принести огромную беду. Мне даже было страшно спать ночью! Москитные сетки не гарантируют безопасность на 100 % — отдельные комары залетают в комнату.

Анастасия: Возвращаясь к 2018 году, меня поразил масштаб этой угрозы! А как насчет решений? Чтобы избавиться от комаров-носителей болезни, в США из самолетов распыляли токсичные вещества. Впрочем, из-за этого начались другие проблемы с экологией — например, мертвую рыбу выбросило из океана. К тому же такая обработка способствует еще большему потеплению климата, так что в конечном итоге количество насекомых только увеличивается. Это замкнутый круг.

Встал вопрос, как можно бороться с насекомыми благодаря более экологичным решениям. Потому и родилась идея работать в этом направлении. Я собрала команду, и мы начали разрабатывать продукт — ловушку для насекомых, не содержащую химических компонентов.

Часть команды стартапа

— Как разрабатывался первый прототип? Как он устроен? Что было сложнее всего?

Анастасия: Вернувшись в Украину, мы обратились к энтомологам, чтобы понять больше о комарах и их инстинктах. Так мы узнали, что кусают и переносят болезни только самки комаров — им нужен белок для откладывания яиц.

Итак, наша задача — сделать так, чтобы они подлетали не к человеку, а к нашей ловушке. Если мы поймаем их до того, как они продолжат свой репродуктивный цикл, то количество насекомых будет уменьшаться — и территория будет постепенно очищаться. А в ловушке комары будут гибнуть естественным путем, без применения токсичных веществ.

С помощью энтомологов мы смоделировали технологию, которая будет использовать инстинкты комаров против них. Следующий шаг — имплементировать это решение.

Андрей: Мы начали изучать схожие девайсы, которые уже были на рынке. Приобрели все, что нашли, и исследовали их эффективность. В конце концов собрали собственное устройство, но первые результаты были посредственными. Комары засасывались внутрь, но снаружи их все еще было больше.

Тогда мы продолжили исследование. Нужно было понять, как привлекать насекомых, чтобы они летели в нашу ловушку. Прочитали большое количество литературы, переговорили с огромным количеством специалистов — и пришли к тому, что устройство должно имитировать живое существо. Конечно, не буквально, а в восприятии насекомого. А реагирует комар на следующие параметры: тепло, выделение углекислого газа, длину волн, испускаемых телом, и аромат, который создает человеческая кожа.

Поскольку комары видят на очень маленьком расстоянии, а мы должны собрать их с определенного участка, то ключом оказался углекислый газ. Обычно люди и животные выделяют его при дыхании — и таким образом приманивают насекомых в радиусе 50 м. Мы позаимствовали этот механизм и установили в девайсе баллон с СО2. Теперь уже все комары прицельно летели к нам! Появилось понимание, что мы движемся в правильном направлении.

Когда комар подлетает, он определяет свою жертву с помощью зрения, отличая световые и тепловые пятна в пространстве. Так что нужно было показать ему свет и тепло в определенном спектре. Мы оборудовали устройство специальным нагревательным элементом, излучающим ультрафиолет и инфракрасные волны.

В то же время мы усовершенствовали конструкцию. Например, чтобы не зря тратить большое количество углекислого газа, мы создали специальное программное обеспечение. Оно контролирует дозировку и запускает выделение CO2 в нужный момент. Также с определенной периодичностью запускается вентилятор для распространения газа.

Устройство Mosqitter приманивает комаров в радиусе 50 м

— Какая была команда? Сколько времени заняла разработка?

Андрей: Инженерная команда состояла из четырех человек. Мы начали работать в мае 2018 года, а в июле уже был готов прототип Mosqitter. В августе мы привезли его из Украины во Флориду на «полевые» испытания.

Тогда же мы показали продукт потенциальным партнерам. В США мы увидели, что рынок готов воспринимать подобные экологические технологии вместо химикатов и пестицидов. В частности, заинтересовались отели, парки, рестораны, гольф-клубы, имеющие большие открытые территории.

— Как дальше развивали продукт, налаживали производство?

Анастасия: Чтобы быстрее масштабироваться на рынке, мы не только производим и продаем гаджеты в Украине, но и находим стратегических партнеров для нашей Mosqitter Licensing Program. Первое партнерство заключили с Индией, ведь там проблема комаров и лихорадки Денге, которую они вызывают, — актуальна. Нашли партнеров и предоставили им лицензию на производство. Разработку и поддержку software-составляющей оставляем за собой.

Следующим рынком стала Бразилия, сейчас как раз налаживаем там производство по нашей лицензии. На очереди — США, наш ключевой рынок.

Ольга: Выходя на новый рынок и разыскивая партнеров, мы предоставляем им результаты независимого тестирования нашего устройства. Для этого мы привлекаем профильные лаборатории и научных сотрудников непосредственно из этой страны. Последние данные, которые мы получили из Бразилии, показывают, что наше устройство уменьшает риск укусов комаров на 93 %.

Интересно, что эти цифры полностью совпадают с результатами, которые мы получили ранее в Украине. Тестирование проводили специалисты Херсонского государственного университета и Херсонского государственного аграрно-экономического университета в 2018 году. Ведь инстинкты комаров в разных частях света не отличаются, поэтому и девайс одинаково эффективен в любом регионе.

Результаты независимого тестирования эффективности Mosqitter, которое провели в Бразилии в 2023 году

— Как появилась текущая версия девайса — Mosqitter Grand 3.0? Чем она отличается от предыдущих?

Анастасия: Мы собирали обратную связь партнеров и клиентов, анализировали работу устройства в разных климатических условиях — это все давало идеи о том, как можно совершенствовать продукт. Решили двигаться в сторону Internet of Things, то есть сделать наше устройство более «умным».

Таким образом у Mosqitter Grand 3.0 появилось мобильное приложение. Оно позволяет гибко настраивать гаджет под нужды конкретного региона. Например, если комаров немного, можно включить режим ECO, если интенсивность популяции высокая — режим Boost. Кроме этого, с помощью мобильного приложения удобно управлять сетью с нескольких девайсов — это нужно, если есть задача охватить обширную территорию.

Улучшили UX, сделали управление более простым. Добавили возможность обновления софта over-the-air, чтобы новые прошивки «прилетали» к клиентам без дополнительных интеграций с нашей стороны. А также усовершенствовали материалы корпуса, чтобы девайс был максимально долговечным и работал при любых погодных условиях. Кстати, мы тестировали его зимой, когда шел снег и дождь. Хотя комаров в это время и не бывает, но это показатель, что устройство выдержит все!

Андрей: Наша ловушка проста на вид, но в ней есть много компонентов, взаимосвязанных между собой. Важно, чтобы каждый элемент работал исправно, ведь это влечет за собой эффективность девайса. Если что-то ломается, ловушка перестает работать. В таком случае ключевая задача — определить, что именно произошло.

В Mosqitter Grand 3.0 мы обеспечили мониторинг всех компонентов. Блок управления постоянно отслеживает работу каждого из них и выдает ответный сигнал тревоги, если что-то вышло из строя.

В то же время мы отслеживаем наполненность баллона с углекислым газом. Когда он заканчивается, клиент получает уведомление о необходимости замены.

Мобильное приложение Mosqitter

— Как разрабатывалось программное решение? Какие технологии используете?

Андрей: Сейчас над software-составляющей работает 6 инженеров — это половина всей команды Mosqitter. К примеру, один из разработчиков создал программную плату и написал программное обеспечение под нее на C++ — это оптимальный стек для нашего девайса.

Затем мы привлекли специалистов, занимающихся непосредственно коммуникациями по Wi-Fi части. Мобильное приложение разрабатывала отдельная команда вне нашего штата.

— Какие ошибки допускались при создании продукта? Были ли какие-нибудь факапы?

Анастасия: Главная ошибка была в начале — мы хотели делать все сразу: развивать программную часть, создавать приложение, масштабировать девайс для защиты от других насекомых, кроме комаров. Но в конце 2019 года мы попали в бизнес-инкубатор. Менторы подсказали, что стоит сфокусироваться на чем-то одном и все делать постепенно.

Также мы думали, что сначала разработаем идеальный продукт, а затем представим его клиентам. Но в том же бизнес-инкубаторе нас научили, что самое важное для стартапа — живой фидбек. Пусть продукт будет несовершенным, но только отзывы реальных пользователей помогут выбрать правильную стратегию развития.

Панель управления девайсом

— Сейчас вы работаете над системой мониторинга Febris Monitoring System — что это за проект?

Анастасия: У нас амбициозная цель — не просто оберегать мир от комаров, но и предупреждать людей о потенциальных вспышках передаваемых насекомыми болезней. Обычно эти вспышки отслеживают постфактум, когда человек инфицируется и попадает в больницу.

Впрочем, чем больше комаров мы ловим благодаря девайсам в разных регионах, тем более широкие возможности для прогнозирования получаем. Переносчиками конкретных заболеваний являются конкретные виды насекомых. Мы можем определять, какие именно насекомые «засасываются» в каждое устройство, и если в определенном регионе растет количество потенциально опасных видов, то есть смысл говорить об угрозе распространения болезни.

Мы вдохновляемся подходом Tesla: они берут за основу автомобили и делают software-надстройку, олицетворяющую ценность продукта. Так и мы стремимся создавать ценность с помощью программной части и работы с данными. Разработка Febris Monitoring System, которая будет генерировать данные для отслеживания активности комаров в режиме онлайн, — путь в этом направлении.

— Какие еще планы по развитию продукта?

Анастасия: Сейчас наш фокус — распространение на мировых рынках как нашего продукта, так и культуры экологических решений для борьбы с насекомыми.

В то же время продолжаем собирать обратную связь от пользователей. Чаще всего нас спрашивают, может ли Mosqitter ловить не только комаров, но и мух или других вредителей. Пока нет, но мы решили, что попытаемся удовлетворить и такой спрос.

К примеру, агроиндустрия — огромный рынок, где существует проблема чрезмерного использования химии для борьбы с вредителями. Так что перспектив развития — немало.

Ещё статьи
Или как правильно подготовиться к техническому собеседованию
Расширения для браузеров, облачные сервисы и библиотеки.