Для отслеживания статуса заказа — авторизируйтесь
Введите код, который был выслан на почту Введите код с SMS, который был выслан на номер
 
Код действителен в течение 5 минут Код с sms действителен в течение 5 минут
Вы уверены, что хотите выйти?
Сеанс завершен
На главную
Продукт нельзя в аутсорс: где лучше работать айтишнику

Продукт нельзя в аутсорс: где лучше работать айтишнику

И изменила ли положение вещей в индустрии полномасштабная война

Знать свой продукт от А до Я и разрабатывать его годами, чувствовать стабильность и иметь прогнозируемый подъем по карьерной лестнице — так обычно видят работу в продуктовой компании. От аутсорса же ожидают разнообразия и недолговременных проектов — но и более быстрого карьерного роста.

Правдивы ли эти представления о разных типах компаний, как выбрать для себя свой и изменила ли особенности продукта и аутсорса полномасштабная война, разбираемся в этом материале.

 

Больше о положении вещей в IT-индустрии можно будет послушать уже 17 августа на онлайн-конференции от robot_dreams — STRUM. Регистрация на конференцию бесплатная.

 

Как работается в продукте

— Чем вам нравятся продуктовые компании?

Дмитрий Павлов — Application Security Engineer в WalkMe и лектор курса
Cyber Security Basics,
работал и в продукте, и в аутсорсе:


«Отдаю предпочтение продукту, поскольку здесь больше внимания уделяется развитию сотрудников. Также в продуктовых компаниях есть более стабильный горизонт планирования — в аутсорсе при смене проектов могут изменяться и технологии, и подходы к ним. В продуктовой компании мне легче планировать свое личное развитие и не создавать искусственные цели для получения повышения. Еще продуктовые компании могут уделять больше внимания мелочам, например, присылают мерч или приятные подарки к значительным для компании событиям».

Максим Арбузов, Data Analyst в Uklon и лектор курса
Junior Data Analyst,
работал только в продукте:


«Хотя я не работал в аутсорсе, у меня есть опыт работы в диджитал-агентствах, а это похоже на аутсорс разными проектами. За это время я понял, что мне важно, чтобы продукт, в котором я работаю, мне нравился, поэтому в IT выбирал только продуктовые компании. Например, до Uklon я работал в LetyShops — и пользуюсь им до сих пор.

Из плюсов работы в продуктовой компании также вижу возможность глубже погрузиться в специфику одного конкретного продукта, а для аналитика это очень важно».

Юлия Ларионова — Data Analyst в MEGOGO и лектор курса
Junior Data Analyst,
работала только в продукте:


«Мне нравится работать в продукте в первую очередь потому, что я люблю тот продукт, в котором я работаю. Основное преимущество этого типа компаний — стабильность. А еще, чем больше ты работаешь на продукте, тем лучше ты понимаешь его потребности и пользователей. Работать в аутсорсе можно, но тогда нужно, чтобы доменная сфера была похожа. Потому что если она будет совсем другой, придется погружаться в совершенно новые принципы работы, особенно для аналитика».

Дмитрий Безущак — Data Scientist / ML Engineer и лектор курса
Data Scientist,
работал и в продукте, и в аутсорсе:


«Продукт стабильнее аутсорса, что в том числе показало и полномасштабное вторжение».

— Что считаете недостатком продуктовых компаний?

Дмитрий Павлов — Application Security Engineer в WalkMe и лектор курса
Cyber Security Basics,
работал и в продукте, и в аутсорсе:


«Хотя продуктовые компании считают стабильными, это не всегда их характерная черта. Во время кризисов или сокращений продуктовые компании также могут изменить направление новых разработок и уволить сотрудников. И в таком случае поиск новой работы будет именно вашей задачей, а не аутсорс-компании, с которой вы работаете».

Юлия Ларионова — Data Analyst в MEGOGO и лектор курса
Junior Data Analyst,
работала только в продукте:


«На продукте хотелось бы больше разнообразия задач, потому что проблемы, которые ты решаешь, примерно одинаковы. Хотя это исправимо, если выбирать новую доменную сферу, переходя в другую компанию».

Работа в аутсорсе

— Что считаете сильными сторонами аутсорса?

Роман Ткачик — Senior Software Engineer и лектор курса
C# Developer,
работал только в аутсорсе:


«Все то время, что я искал работу, больше предложений было именно от аутсорса. Там есть большая гибкость, большая стабильность, потому что аутсорс-компания завязана на разных проектах. Если один проект закрывается, вас могут перекинуть на другой или придержать в компании, пока найдется новый.

Другой плюс — это возможность работать с разными проектами и технологиями в пределах одной компании. Также есть возможность внутри одной компании изменить проект, над которым работаешь, если у тебя есть свои причины».

Сергей Журавлев — Java Tech Lead и лектор курса
Java Developer,
работал и в продукте, и в аутсорсе:


«В аутсорсе лучше тем, что можно сменить проект. И зарплата на мидл- и синьйор-уровнях выше, чем в продукте».

Юлия Ларионова — Data Analyst в MEGOGO и лектор курса
Junior Data Analyst,
работала только в продукте:


«Аналитик в аутсорсе может попробовать сразу несколько разных доменов, а это означает и разные задачи, и метрики, над которыми будешь работать и которые будешь подсчитывать».

Дмитрий Безущак — Data Scientist / ML Engineer и лектор курса
Data Scientist,
работал и в продукте, и в аутсорсе:


«Для меня продукт и аутсорс одинаковы, потому что в аутсорсе ты тоже работаешь над продуктом, но для кого-то другого. Т. е. в конечном счете ты работаешь с продуктом, а коммуникация происходит непосредственно с заказчиком (или с заказчиком, но через третью сторону)».

— Чем может не понравиться аутсорс?

Дмитрий Павлов — Application Security Engineer в WalkMe и лектор курса
Cyber Security Basics,
работал и в продукте, и в аутсорсе:


«В аутсорсе выгода напрямую зависит от клиента. Некоторые компании могут предоставлять своим сотрудникам дополнительные бонусы, такие как медицинское страхование и бесплатные напитки или снеки в офисе. Остальные могут придерживаться только минимальных обязательств согласно контракту.

Также в аутсорсинговых компаниях может возникать ситуация, когда на собеседовании спрашивают о передовых технологиях, а на проекте предлагают работать с устаревшими».

Сергей Журавлев — Java Tech Lead и лектор курса
Java Developer,
работал и в продукте, и в аутсорсе:


«В аутсорсе экономят деньги на технических сотрудниках, поэтому часто приходится выполнять роль бизнес-аналитика, тестировщика, разработчика и т. д. Интересных проектов на аутсорсе мало — и на них еще нужно попасть. Большинство людей работает на поддерживающих или устаревших проектах — или максимум расширяют функционал. То есть проекты преимущественно поступают, чтобы поддерживать старое, новое приходится писать редко».

Дмитрий Безущак — Data Scientist / ML Engineer и лектор курса
Data Scientist,
работал и в продукте, и в аутсорсе:


«Аутсорс бывает разный: например, тебя могут забросить на проект на 10 лет. Здесь тебя фактически продают кому-то и чаще ставят перед фактом, кому именно, а не спрашивают».

Как попасть в продукт и аутсорс

— Чем отличается найм в продукте и аутсорсе?

Николай Клестов, CTO в IT-рекрутинговом агентстве ITExpert:

«Из очевидного: в аутсорсе есть отдельный этап собеседования с клиентом проекта. Аутсорсинговые компании, близкие к аутстаф-модели, предоставляют возможность заказчику активно участвовать в найме, общаться с командой и принимать во внимание их cultural fit (почти как в продукте). Классические аутсорсы обычно проверяют специалистов на соответствие их ценностям, гибким подходам и способностям адаптироваться к разным проектам. Даже в крупных аутсорсинговых компаниях специалист может свитчиться между проектами каждые 6–9 месяцев — не всем комфортно работать в таком режиме.

Продуктовые компании ищут в специалистах интерес и так называемые "горящие глаза", желание работать именно у них. Кроме того, они предпочитают командных игроков. Именно поэтому HR-интервью и проверка cultural fit — достаточно важные этапы для этого типа компаний».

Анастасия Сейитасанова — IT-рекрутер в Jooble

«Как раньше, так и сейчас подходы к найму в области продуктовой разработки и в аутсорсинге отличаются. Всегда было так аутсорсинговые компании нанимали преимущественно по хард-навыкам, тогда как компании, разрабатывающие продукты, руководствовались ценностями. Не говорю, что во всем продуктовом секторе хард-скилы были менее важны, но ценности и общая направленность всегда занимали первое место. С началом полномасштабного вторжения эта тенденция не изменилась».

Влияние полномасштабной войны на продукт и аутсорс

— Где обычно больше вакансий — в продукте или аутсорсе? Изменила ли эти цифры полномасштабная война?

Стас Шихов — CEO в IT-рекрутинговом агентстве ITExpert

«Исторически в Украине больше аутсорсинговых компаний, которые, кроме того, больше по размеру и активно нанимают наших специалистов. Небольшие продуктовые компании также заходят на украинский рынок талантов и трудоустраивают разработчиков. Но одно дело нанимать 2–3 специалистов в год, когда у тебя в команде 20 человек, и другое — сотни вакансий в большом аутсорсе, где 10 тыс. работников.

В то же время именно аутсорс в первую очередь страдает в контексте количества вакансий и испытывает сокращения. Внешние клиенты менее толерантны к рискам, и это касается не только войны в Украине, но и мировой рецессии и массовых сокращений в IT-компаниях. Сейчас и аутсорс, и продукт сократили количество вакансий и с осторожностью нанимают. Но по нашим наблюдениям, в продуктовых компаниях все же сейчас активнее ищут айтишников. К примеру, по данным Djinni, сейчас открыто более 4 тыс. вакансий для айтишников в продуктовых компаниях, а в аутсорсе + аутстафе — до 3 тыс.»

Анастасия Сейитасанова — IT-рекрутер в Jooble

«Перед полномасштабным вторжением большинство IT-вакансий было в аутсорсинговых компаниях. Это объяснялось постоянным потоком иностранных проектов, большинство из которых приходило из США и Западной Европы. После начала полномасштабного вторжения рынок был на холде, что привело к отсутствию как вакансий, так и подходящих кандидатов. Все адаптировались к новой реальности, и этот период длился около месяца. После адаптации и получения более четкого понимания будущего развития событий бизнесы начали одновременно нанимать новых работников и увольнять часть старых.

Самое многочисленное уменьшение рабочей силы произошло именно в этот период, и эта тенденция продолжается до сих пор. Рынок сейчас работает в пользу компаний, поскольку теперь они могут свободно выбирать лучших кандидатов из лучших. Стоит отметить, что высококвалифицированные кандидаты всегда имели большой выбор, и ситуация почти не повлияла на их возможности.

Сейчас больше всего вакансий предлагается именно в компаниях, которые сосредотачиваются на продуктовом направлении в области ІТ. Такая ситуация обусловлена тем, что многие зарубежные компании видят значительный риск из-за уязвимой и нестабильной ситуации в Украине. По последним подсчетам, соотношение кандидатов к вакансиям на рынке составляет 11:1, а это означает, что спрос превышает предложение более чем в 10 раз. В феврале этого года соотношение составляло 7,5:1, и это считалось полностью неуспешным результатом. Многие надеялись на улучшение ситуации, но, к сожалению, этого не произошло. Такая тенденция наблюдается уже более года с момента начала полномасштабного вторжения».

— Есть ли разница в оплате в продукте и аутсорсе? Повлияла ли на эти цифры война?

Николай Клестов, CTO в IT-рекрутинговом агентстве ITExpert:

«Обычно продуктовые компании предлагают более высокую оплату труда просто потому, что им не нужно компенсировать маржу как при работе через подрядчика. И раньше это позволяло им предлагать кандидатам на $ 500–1000 больше, а также нанимать легче и конкурировать за лучшие таланты.

Сейчас, по нашему опыту, предложение зарплаты существенно не изменилось. Но есть и "но" — аутсорсинговые компании фокусируются на найме в других локациях — от Польши до Латинской Америки. Полномасштабная война в Украине сменила рынок рекрутинга. Раньше для успешного найма компании должны были повышать бюджеты или снижать ожидания опыта специалистов, а сейчас — получают в 1,5–3 раза больше CV с крутыми скилами. Кроме того, эти кандидаты зачастую сами снижают свои зарплатные ожидания и открыты к диалогу по сумме. Компании только рады придержать бюджет — почему бы нет?

Возможно, есть и компании, которые снизили предложение о зарплате из-за войны, но это единичные кейсы, и мы мало сталкиваемся с ними как с клиентами. В начале полномасштабного вторжения мы проводили опрос среди 200+ компаний, показавших, что только 13 % снизили предложения по зарплате, — сейчас же ситуация должна улучшиться».

Анастасия Сейитасанова — IT-рекрутер в Jooble

«Сегодня рынок является достаточно стабильным с точки зрения зарплат. Все выплачивают медиану по рынку с максимальным повышением до 10 %. Зарплаты снизились в основном именно среди разработчиков. Сейчас ситуация для них наиболее сложная. Бизнесы перестали акцентировать внимание на разработке и сосредоточились на стратегиях, направленных на клиентов».

— Повлияла ли на особенности работы в вашей компании полномасштабная война?

Юлия Ларионова — Data Analyst в MEGOGO и лектор курса
Junior Data Analyst,
работает в продукте:


«MEGOGO вышли с рынков наших врагов, и это сильно повлияло на доходы и общее состояние компании. Но сокращений и понижения зарплат не произошло. Компания пыталась быть на плаву максимально, придумывать новые идеи, делать дополнительные проекты.

Конечно, в первый месяц у всех был шок и никто не знал, что делать дальше, но понемногу мы пришли в себя».

Роман Ткачик — Senior Software Engineer и лектор курса
C# Developer,
работает в аутсорсе:


«В начале полномасштабного вторжения заказчики были к нам более лояльны. Мы могли работать с определенной дополнительной гибкостью, но сейчас мы не пользуемся этим и работаем в обычном графике.

Также я очень благодарен своей компании, что она сразу предоставила материальные бонусы: отправила определенную сумму средств на счет для того, чтобы сотрудники могли ею воспользоваться. Кроме того, компания помогала с релокацией и решением любых вопросов».

Сергей Журавлев — Java Tech Lead и лектор курса
Java Developer,
работает в аутсорсе:


«До полномасштабной войны у меня был проект, на котором я работал последние два года, хотя и в разных модулях. С войной он закрылся, так как были сокращения каждый квартал, когда увольняли по 10–20 человек за один раз».

Дмитрий Безущак — Data Scientist / ML Engineer и лектор курса
Data Scientist,
работает в аутсорсе:


«По своему окружению я вижу, что сокращения в связи с полномасштабным вторжением были примерно одинаковыми что в продукте, что в аутсорсе. Это в основном связано с уменьшением инвестиций и с уменьшением клиентов».

Но, по-моему, продукт пострадал меньше, чем аутсорс. Ибо продукт — это такая штука, которая в большинстве своем нуждается всегда в каком-то присмотре и дополнительной разработке

Где же все-таки лучше: в продукте или в аутсорсе?

У каждого типа компаний есть свои преимущества и недостатки, а выбор подходящего зависит от личных потребностей. И хотя в целом представления о стабильном аутсорсе и разнообразном продукте правдивы, каждое предложение следует рассматривать отдельно, взвешивая особенности конкретной компании, а не только ее типа. Иногда преимущества могут стать недостатками — и наоборот.

Ещё статьи
Экспертки о том, как оценивают кандидатов на нетехнических интервью
Часть 2. Работа с записями: вставка, чтение, изменение и удаление